Прес-центр

Ярослав Краснопольский «Финансовая диагностика определит будущее государственных предприятий»

Внедрение системы конкурсного отбора руководителей государственных предприятий было первым министерским проектом такого рода. ИА AgroNews решили спросить лично у первого заместителя Министра аграрной политики и продовольствия Украины Ярослава Краснопольского о том, как обстоят дела с профильными государственными предприятиями. На протяжении нашего интервью Краснопольскому часто передавали документы на подпись, среди которых мы отметили и отчеты с госпредприятий. По фотографиям было видно плачевное состояние полуразрушенных цехов. Начало нашей беседы Ярослав Васильевич тактично начал с оперативной информации проведения весенне-полевых работ, проинформировав:

- Мы мониторим ситуацию, которая происходит с посевами. Если оценивать ход данной весенней кампании, то существует определенная обеспокоенность, что в течении последних двух недель были определенные задержки. Аграрии недосеяли часть ранних зерновых, в частности ярового ячменя.

Это в первую очередь связано с погодными условиями, по причине того, что шли дожди, в восточных областях были заморозки и даже снег.

Сейчас наблюдается переориентация определенных площадей на поздние культуры, в частности кукурузу, просо, овес и другие культуры. Мы обратили внимание производителей на другие виды культур, такие как гречка, срок посева которой только начинается.

Что касается озимых культур, которые были посеяны на площади 6,7 млн га, то 87% из них находятся преимущественно в хорошем и удовлетворительном состоянии и примерно только 13% проблемные, за что в первую очередь нужно благодарить погодные условия этого сезона.

Текущий год можно считать одним из лучших по запасам влаги. С одной стороны, дожди, которые помешали своевременно провести посевную, сделали хороший заряд влаги для максимального урожая, поскольку если своевременно и правильно провести подкормку и внести средства защиты растений, то мы могли бы ориентироваться на лучший урожай, чем в прошлом году.

К примеру, учитывая, что 12% кукурузы было не досеяно, сейчас важно переориентировать эти поля на другие культуры.

К сожалению, есть и области, где результаты посевов ранних яровых немного отличаются от других, это менее 90% к прогнозу. В частности Днепропетровская, Донецкая, Луганская, в некоторой степени Кировоградская, Одесская, Херсонская, Киевская, Полтавская, Тернопольская и Черкасская области. Это те области, где произошел недосев. Все остальные области с ранними яровыми справились нормально.

- Вы упомянули, что на некоторых площадях будет переориентация на другие культуры. Какие кроме гречихи станут приоритетными?

- Прежде всего, Министерство не планирует структуру посевов для областей и не утверждает планов. Мы не вмешиваемся в оперативную деятельность областного управления, поскольку получаем информацию и проводим мониторинг планов, желаний и возможностей бизнеса.

Бизнес соответственно дает свое видение и понимание конъюнктуры ценовой ситуации, которая складывается. Имея эту информацию, мы можем предвидеть определенный дисбаланс, владея которым обращаем внимание областей на выявленную проблематику.

Если у бизнеса появляется информация, что определенная культура не будет посеяна, это означает, что возможен определенный дефицит, а значит необходимо немного досеять.

- Поступала информация о том, что Минагрополитики обратился к Антимонопольному комитету с просьбой проверить цены на минеральные удобрения. Как продвигается ситуация?

- Антимонопольный комитет отреагировал на этот вопрос, и они создали комиссию, которая уже начала свою работу.

Однако это процесс не одного дня. Необходимо установить факт злоупотребления, должна быть достаточно серьезная доказательная база, Поскольку это глобальный вопрос в масштабах четырех заводов, во временном периоде.

Сейчас надо понять, какая была цена, какие были запасы, по какой цене реализовывались. То есть это очень большие объемы информации и потому, для этого нужно время.

Но, я думаю, здесь для нас важен сам подход и принцип, который говорит о том, что если кто-то будет злоупотреблять, то у государства есть как минимум адекватный инструмент, который одновременно может отреагировать на эту ситуацию.

Я думаю это правильно, потому что само по себе министерство не является карательным органом. Мы, кстати, приглашали на рабочую встречу руководителей агрохимических предприятий, и они нам пытались соответственно объяснить свою ценовую политику, которая сложилась на данный момент.

В первую очередь, это вопрос цены на газ и на тот момент стоимости курса доллара. Потому что это однозначная привязка примерно 70% стоимости.

Кроме того, если учесть, что один из заводов вообще стоит, а расходы и содержание соответственно происходят, то понятно, что это повышает себестоимость как такового.

Еще один фактор — убыточность, которая, по их словам, имела место в прошлом сезоне. Понятно, что все время нельзя работать в убыток. Когда есть спрос, то понятно, что коммерческая структура пытается каким-либо образом наверстать упущенное.

Поэтому я поддерживаю позицию, что необходимо прийти к пониманию, что определенные ограничения должны быть. Потому что это однозначно завтра повлияет на подорожание себестоимости сельскохозяйственной продукции и как результат - на продовольствие. Понятно, что они и так вырастут, но оно должно иметь некие тенденции и тренды.

- Не так давно в Министерстве был подписан Меморандум о сотрудничестве Харьковского тракторного завода и финской компании Sampo Rosenlew. Означает ли это, что украинская сельхозтехника станет качественней и доступней? Как вообще обстоят дела с обеспечением техникой?

- Проблема обеспечения сельскохозяйственной техникой существует, и я думаю, что такая ситуация будет существовать еще как минимум ближайшие лет пять. Причиной этому является моральный и физический износ всей сельхозтехники.

Сегодня наши аграрии работают на тракторах 70-80 гг. выпуска, которые давно изношены. Разумеется, их энергоэффективность совсем другая, нежели у современной техники.

Все говорят о том, что сложившаяся ситуация с курсом доллара – это плохо, но возможно, это единственная возможность для поднятия отечественного производства в рамках не привязанности к курсовым колебаниям именно украинского производителя

Кроме того, у инвесторов есть заинтересованность поставлять в Украину комплектующие, а сборку производить непосредственно здесь. Такое производство будет также дешевле порядка на 30%.

Так же, в Украине достаточно большой рынок сбыта такой техники, а с нашей стороны есть спрос на нее. Нам нужна сельскохозяйственная техника, которую мы до этого времени не производили в таких объемах или соответственно потеряли.

По поводу подписанного Меморандума, такое сотрудничество будет только на пользу сельхозпроизводителям, поскольку производство техники понемногу будет развиваться. Все зависит от уровня инвестиций, которые будут приходить со стороны наших партнеров.

- Как будут распределятся выделенные из бюджета 250 млн грн. на отрасль животноводства? Будет ли часть этой суммы покрывать задолженность по компенсациям за реконструкции молочных комплексов?

- Хороший вопрос. Средства, которые были выделены на поддержку животноводства, в первую очередь идут на новую программу. Предыдущие задолженности остаются, они не списываются, и при соответствующих раскладах нормальной бюджетной политики можно будет на что-то рассчитывать. Но пока, как видите, это не так просто.

Министерство аграрной политики и продовольствия Украины разработало документ, который предполагает поддержку животноводства в двух направлениях. Данное положение уже отправлено на согласование с другими министерствами с последующей подачей его в Кабинет Министров.

Первое направление поддержки - это племенное дело. Мы расширили эту форму не только для молочного скотоводства, но и для свиноводства, овцеводства и других отраслей.

Второе направление – это расширенная поддержка тех предприятий, которые приобретут племенное стадо не от племрепродукторов, а от производителей, имеющих средний надой молока на корову не менее 6 тыс. кг по стаду за прошлый год.

Это означает, что стимулируется поддержка предприятий, которые де-факто показывают хорошие результаты не с точки зрения паспорта, а с точки зрения факта. Мы приняли такое решение, и я думаю, что это справедливо.

Также распределение средств пойдет в продолжение темы строительства животноводческих ферм. В частности, предусматривается 190 объектов строительства в сезоне 2015 года, из которых 100 - это непосредственно под крупный рогатый скот. А есть еще и свиноводство и тому подобное. Поэтому средства на этот блок также непосредственно предусматриваются.

Мы хотим, чтобы государственная поддержка непосредственно распространялась на предприятия малого и среднего бизнеса, в этом есть определенный приоритет. Раньше были определенные законодательные ограничения, которые сейчас сняты и теперь малый и средний бизнес имеет доступ к бюджетному финансированию.

- Какова дальнейшая судьба государственных предприятий? Что планируете делать с проблемными, сколько из них стоит приватизировать, а в скольких достаточно провести проверку и реорганизовать?

- Вы поднимаете очень важный вопрос относительно управления государственными предприятиями. Очень хочется рассказать о том, что когда мы получили весь перечень предприятий, подконтрольных министерству аграрной политики, то мы были просто удивлены тем, что со стороны министерства со ста предприятиями почти вообще не поддерживалось никаких связей.

У нас не было ни связи - люди не отвечали, ни достоверной информации о предприятии. Доходило вплоть до того, что создавались рабочие группы в тот или иной населенный пункт, чтобы выявить где находится руководитель и какая ситуация обстоит на предприятии.

Мы столкнулись и с такими вещами, что предприятия де-факто как бы и не было, а регистрация де-юре состоялвсь. Поэтому мы очень много внимания уделяем этим государственным предприятиям. Я уже неоднократно говорил о том, что несмотря на сокращение штата Министерства, в департамент управления государственным имуществом добавлено еще два отдела именно для того, чтобы можно было разобраться и навести порядок на этих предприятиях.

Час назад мы завершили совещание с руководителями хлебокомбинатов, которые не подлежат приватизации. Мы заслушали состояние экономической ситуации на предприятиях и обсудили каким образом Министерство может оказать помочь на юридическом и методологическом уровне без вмешательства в их оперативную деятельность.

Именно поэтому, у нас есть определенный алгоритм того, как мы будем работать с нашими государственными предприятиями.

Первое, это по отношению к самым крупным и самым проблемным, а таких тридцать - обязательное проведение финансовой диагностики. Второе, мы попросили провести финансовую диагностику лучшие мировые аудиторские компании – а их восемь. Диагностика проводится бесплатно.

Понятно, что после того, как диагностика будет проведена и мы увидим, что нужно делать в следующую очередь, не исключено, что они смогут провести заключение для аудита, и возможно даже международного для того, чтобы можно было получить конечные выводы.

Потому что именно после того, когда мы будем иметь конечные выводы международных аудиторов, можем говорить о каких-либо иностранных инвестициях. Без этого будет достаточно сложно привлечение инвестиций в нашу отрасль.

Финансовая диагностика даст нам возможность понять, в какую сторону двигаться тому или иному предприятию – пойдет ли оно на приватизацию; в каком положении оно находится - ликвидация или банкротство.

Министерство может ориентировать работу предприятия только через его руководителя. И если мы видим на уровне мониторинга и информации, которая у нас есть, что он не выполняет контракт в части доходности, выплат заработной платы, создания и содержания рабочих мест, то понятно, что такого руководителя мы освобождаем от вверенных обязанностей.

Тогда наступает следующий этап - проведение конкурса. Наше Министерство начало проводить такие конкурсы как раз параллельно с измененным постановлением №777. И уже по ходу сориентировались, как подстроиться для выполнения этого постановления.

Но мы получили и первые проблемы, и первый опыт, в частности, вы знаете, вопрос «Укрспирта». Все прекрасно помнят эту красивую историю, когда независимые члены комиссии, которые не являются работниками Министерства, голосовали именно по своим соображениям увиденного и услышанного, что не всем понравилось в результате.

Опять же, по формальным признакам, как так, вышли факто коррупционеры, хотя это так и не было опровергнуто, в то время как комиссия работала исходя из выданных справок МВД. Это основной документ, по которому проверяется информация, что кандидат неподсуден и не находился под следствием. Если документ говорит, что судимостей нет, то скажем так - мы не имеем права требовать что-то большее.

Для конкурса есть смысл применять режим специальной проверки, когда в конечном варианте выходит пятерка лидеров. Нет смысла проводить специальный режим проверки длительностью до месяца для 28 человек на начальном этапе конкурса.

И то только по отношению к одному предприятия, а у нас их 460 и сейчас в процессе у нас еще объявлен конкурс на 37 вакансий. Теперь представьте себе, туда подали заявления 114 человек. Когда мы будем видеть принцип отбора людей, тогда комиссия сможет оценить конкурсное предложение.

Мы предоставляем материалы данного предприятия, человек их изучает, смотрит и предлагает свое видение развития этого предприятия. Исходя из того, как человек это аргументирует, экономически подтверждает насколько он имеет соответствующий профессиональный уровень опыта и знаний, вот как раз комиссия таких претендентов и берет за основу. И так должно быть со всеми государственными предприятиями.

Далее избранный руководитель будет работать и на уровне мониторинга и экономической информации или соответствующих ежемесячных отчетов и только тогда мы сможем видеть движется ли предприятие в правильном направлении.

Есть еще один вопрос, что существует целый ряд государственных предприятий, имеющих в управлении землю. Скажу так, у нас есть достаточно простой показатель, по которому можно говорить – эффективно оно или нет.

Если говорить о том, что предприятие получает 200 долларов с гектара прибыли до налогообложения, значит оно достаточно хорошее и эффективное. Если прибыль будет сильно завышена или занижена, это означает, что там или неэффективная работа, или просто сплошные кражи, или предприятие не имеет материально-технических ресурсов.

- Продолжая земельную тему, Вы за рынок земли или считаете, что его стоит открывать постепенно?

- Смотрите, наша позиция такова - 50 на 50. Делать это сейчас - это неправильно. Потому что мы реально не готовы. Во-первых, мы должны подготовить население и целый ряд законодательных актов. Даже когда они будут готовы, мы должны еще после этого сделать определенную работу, которая позволит запустить целый механизм. А это, к сожалению, процесс не одного-двух месяцев, даже то если мы быстро проголосуем.

Возможно рассмотрим варианты мелочных проектов.

А то, что землю все равно нужно приватизировать - это абсолютно правильно. Собственники паев в какой-то степени ущемлены в правах. Если мы ему дали пай, то для чего, спрашивается, когда мы же не разрешаем им воспользоваться?

Однако, у нас есть опасения в части того, что может начаться «дерибан» земли крупными предприятиями. Я думаю, что это как раз и можно ограничить определенными законодательными актами, чтобы всех этих проблем, возникающих в первую очередь у общества, избежать.

Понимаете, этот вопрос больше даже не экономический. Если рассматривать с точки зрения экономики - однозначно скажу - вся земля должна быть приватизирована.

Потому что мы даем инструментарий и не должны иметь таких проблем с банковскими кредитами, потому что в конце концов имеем залоговую базу для того, чтобы работать с банком.

Фермер иногда закладывает дом для того, чтобы купить трактор, и полученного не хватает, а у него 2-5 га земли. Почему она не может быть предметом залога? Сегодня земля не может быть предметом залога. Завтра она становится предметом, фермер соответственно покупает, обрабатывает, закладывает банку тот же урожай и уже действует нормальная цепочка производства.

И не надо бояться, что завтра земля будет переходить от одного владельца к другому. Это нормальные вещи. Здесь есть проблема возможно иного характера. Когда будет происходить купля-продажа земли, чтобы наших селян не обманули, и они не продали за бесценок эту землю.

Но для этого людям надо рассказывать, что земля может стоить и 500 долларов и 1000 долларов, а в пригородной зоне может и 5000 долларов. Чтобы не получилось так, что вот я вам даю 50 долларов за огромный участок.

От рынка земли должны выиграть все - и бизнес, и население. Это будет правильно, что я называю 50 на 50.

 

Беседовала Наталия Ключникова, AgroNews.ua